ПОЛИТИКА РОССИИ В ЧЕРНОМОРСКО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ АРМЕНИИ

Нынешний период внешней политики России характеризуется отсутствием уверенности и достаточной определенности ее политической элиты, непониманием перспектив в отношениях, как с государствами Запада, так и Востока. Нынешняя российская элита разобщена, а вернее ее не объединяет некая иррациональная, патриотическая идея. Скорее, российские политики чрезмерно меркантильны и преследуют, во многом, личностные и групповые интересы. Возможно для многих других государств, это было бы нормальным состоянием, но то, что декларирует Россия во внешней политике, в сфере безопасности и в социально-экономической сфере, требует совершенно иных руководителей. В.Путин явился наиболее адекватным и соответственным тому, что называется национальными интересами России, но он не обладает ни достаточно сплоченной командой, ни необходимым пониманием мирового развития и национального развития. С приходом Д.Медведева на пост президента, в руководстве России все больше усиливаются функционеры, пытающиеся подавать сигналы Западному сообществу о готовность более тесного и согласованного сотрудничества. Было бы чрезмерным утверждать, что в России существуют два политических «полюса» в сфере власти, скорее, в российской элите побеждает, более прагматичное понимание решения проблем. В применении к современной России, это означает довольно грубая «экономизация» политики, выдвижение во внешней и внутренней политике, в качестве приоритетов, экономических проблем крупных корпораций. Корпорации настолько могущественны, что способны создавать крупные охранные, разведывательные, информационные, консалтинговые структуры, оказывать огромное влияние на ключевые ведомства, на внешнюю, и в особенности, на региональную политику. Во внешней политике России, характерна «маятниковые» предпочтения, в зависимости от создающейся, чаще всего, независящие от нее, ситуации. После длительного периода тщетных попыток интегрироваться с Западом, Россия предпочла установить отношения стратегического характера с Китаем и ведущими исламскими государствами. Затем, не найдя предполагаемой ниши в «восточной» политике, Россия вновь вернулась лицом к Западу, но пытаясь, при этом, совместить свою «западную» и «восточную» политику, при этом, предпринимаются попытки воспользоваться отношениями с восточными державами, как фактором усиления своих позиций, в диалоге с Западом. Россия и США пытаются урегулировать свои отношения, сделать общие отношения более позитивными, в особенности в региональной сфере. Вместе с тем, Россия предпочитает вести диалог с США, располагая устойчивыми отношениями с ведущими европейскими государствами. При этом, Россия пытается согласовать с Европой свою региональную политику, хотя в практическом смысле, европейцы вряд ли посодействуют ей, но, в целом, «опора» на Францию и Германию, поможет России придти с американцами к большему доверию и действовать более уверенно. Россия пожертвовала своими давними отношениями с Ираном (хотя они никогда не были достаточно доверительными), чтобы придти с европейцами к единому знаменателю, надеясь на альянс с ними по иранской проблеме, с целью предложить «европейский», а не «американский» план решения проблемы ядерной проблемы Ирана. По выражению французских дипломатов, «важно не подчиняться планам США по иранской проблеме, а напротив – приблизить США к европейским подходам и пониманию решения этой проблемы». Россия, так или иные, продолжает испытывать фундаментальное недоверие к США и предпочитает продолжать политику усиления своих позиций в регионе, используя любую возможность потеснить США в регионах. Во всяком случае, если по глобальным вопросам, США и Россия способны придти к принципиальным соглашениям, то в региональном аспекте конкуренция продолжается, и может привести к серьезному противостоянию.

США чрезвычайно втянутые в Афганскую операцию, и, несмотря на заинтересованности, как в Центральной Азии, так и в Кавказе, роль последнего, все таки, заметно снизилась в политике Вашингтона. Как и прежде, США рассматривают в отношении Кавказа, вернее Южного Кавказа, две основные функции – энергетические коммуникации и военный транзит, но значимость этих функции подверглась коррекции, в связи с чем, роль региона стала более локальной или ограниченной. США пытаются не включаться в решение вопросов, которые не связанны прямым и непосредственным обществом с главными проблемами их внешней политики. И для внешполитического стиля США это не новация, так, как администрация Дж. Буша достаточно отчетливо придерживалась данных подходов, что было еще более акцентировано в политике администрации Б.Обамы. США, в настоящее время, вполне устраивает ситуация и некоторый баланс интересов, который сложился в Южном Кавказе, и Вашингтон, так или иначе, подает сигналы Москве о том, что хорошо бы придти к некоторой стагнации в Южном Кавказе, и не предпринимать каких-либо шагов, которые привели бы к нарушению баланса интересов и к конфронтации, в которой никак не заинтересованы ни Москва, ни Вашингтон. В результате российско-грузинского конфликта августа 2008 года, Россия продемонстрировала свое «корректное» отношение к интересам США в регионе и обеспечила безопасность стратегически важных, для США и НАТО, коммуникаций. Вооруженные силы России отошли к прежним позициям, что в результате территория Западной части Южного Кавказа была поделена на сферы влияния между США и Россией. Вскоре, Россия приняла предложения США по использованию ее маршрутов для обеспечения военного транзита в направлении Афганистана, что в еще большей мере снизила значимость Южного Кавказа, и если данная практика сотрудничества США и России, в чем в возрастающей мере, заинтересована Россия, будет продолжена, то роль региона станет не только более значимой, но и будет «зафиксирована» в логико-политической схеме региональной политики США. Имеет место немало рассуждений на тему значения Южного Кавказа в политике и намерений США в отношении Ирана. Конечно, более прочные позиции США в регионе, в аспекте их намерений в отношении Ирана, были бы предпочтительны, но, в сущности, для радикального воздействия на Иран, США не нуждаются в Южном Кавказе, как в тактической площадке, они вполне удовлетворились бы теми возможностями для базирования, которые имеются на Ближнем Востоке, даже при усилении противодействующих ресурсов Ирана. Рассмотрение стиля поведения ведущих функционеров в администрации Б.Обамы, характер их высказываний и сути их реакции на те или иные события на арене более обширных регионов, можно, при достаточной уверенности, говорить, что нынешняя политика США будет, пока, продолжена. Это вполне подтвердили, визиты в регион главы Пентагона Р.Гейтса и ГосДепа Х.Клинтон. Вместе с тем, в Москве с большой настороженностью прослеживают деятельность и оценки, которые дают внешней политике Б.Обамы, представители американкой оппозиции, которая подвергает жесткой критике нынешнюю политику, и, прежде всего, в направлении России и Евразии. При этом, ни США, ни Россия не собираются более подробно и разносторонне обсудить проблемы баланса своих интересов в регионах, и многие «притирки» и соглашения происходят, практически, по умолчанию. В результате, в регионе Южного Кавказа сложилась весьма предсказуемая геополитическая ситуация, но ожидания не стали вполне благоприятными.

Определенные намерения ЕвроСоюза и ведущих европейских государств, которые имели место в последние годы, заметно скорректированы, как мировыми экономическими тенденциями, так и существенными разногласиями в Европе, вызванными стремлением большого европейского тандема – Францией – Германией навязать всему сообществу свое видение приоритетов европейской политики. Европейцы пытаются, даже в данной ситуации, активизировать свою региональную политику, что, конечно же, означало бы принципиальное продвижение европейской политики и вообще становление данной политики, как таковой. Европейцы, так и не сумели приобрести новые позиции, ни на Балканах, ни в отношении Украины, и могут, пока, надеяться только усиление своего влияния в бассейне Средиземного моря. Европейцы достигли немалого в части влияния в сфере рассмотрения иранской ядерной проблемы. Многое будет зависеть от позиции Великобритании, которая умело участвовала в подрыве проекта Европейских вооруженных сил, и теперь предпринимает отчаянные усилия в дезорганизации европейской политики, вернее, попыток ее формирования. Политика нынешней администрации США, благоприятно влияет на усилении позиций Франции и Германии, и вовсе не Великобритании. Эта тенденция обусловила ожидания в отношении некоторого усиления влияния Европы в регионе Южного Кавказа, но, так или иначе, Европа остается аутсайдером на кавказской политической арене.

В настоящее время, наиболее актуальными и фундаментальными сюжетами в политике в Южном Кавказе являются:

Российско-грузинский конфликт, вовлечение в него международного сообщества, некоторая стагнация данной проблемы, трансформация данного конфликта в хронический, при разных группах политических участников;

Проблема турецко-армянских отношений, которые оказались на повестке политики США и Европы, вовлечена в стратегию США и отчасти Европы по ограничению турецких амбиций и сдерживанию региональной экспансии Турции;

Армянско-азербайджанский конфликт, являющийся важным элементом региональной политики США, Россия и отчасти Франции, обеспечивающий баланс интересов в регионе, который трансформируется из категории локального внутрирегионального в региональный;

Попытки Турции и Ирана активизировать свою политику в регионе Южного Кавказа, заново попытаться создать региональный альянс, при явном стремлении вытеснить США из региона, и максимально воспользоваться сотрудничеством с Россией, использовать ее интересы в отношении сокращении влияния США, в приобретении Турцией и Ирана новых позиций.

Кавказ характеризуется множеством иных проблем и сюжетов, и вряд ли, можно разделить проблемы Северного и Южного Кавказа, но, именно перечисленные сюжеты являются главными в рассмотрении политики и роли России в безопасности Армении.

На грани 80-90 годов, Россия весьма враждебно восприняло стремление Армении объединить свои исконные земли и нанесла громадный ущерб армянскому народу. Однако, взаимная заинтересованность друг в друге привело к формированию тесных партнерских отношений между Россией и Арменией, что позволило, во многом, обусловить нынешнюю геополитическую ситуацию в регионе. Россия сыграла определяющую роль в развитии вооруженных сил и экономики Армении, имеет намерения и далее развивать с ней отношения. Вместе с тем, никогда не утрачивались сомнения в долгосрочных намерениях России в Южном Кавказе, где она имела цели полного доминирования в регионе. Несомненно то, что в Москве считают, что столь одностороннее сотрудничество в регионе, ограничивает возможности России, которая стремиться включить свою орбиту Азербайджан, а также и Грузию. И «ставка» на Армению оправдала себя, так, как не имея опоры на сотрудничество с ней, Россия не имела бы никаких надежд на установление партнерских отношений с Азербайджаном, наиболее платежеспособным государством региона. При этом, «армянский фактор» используется Россией не только отношениях с Азербайджаном, но и с Турцией. Россия пытается играть ведущую роль в урегулировании турецко-армянских отношениях, что подразумевается серьезных политических уступок от Армении, в том числе в отношениях с Азербайджаном. Россия с удовлетворением наблюдала провал американских инициатив в урегулировании турецко-армянских отношений, рассчитывая, со временем, занять место США в этом процессе. Нужно понимать, что «армянский фактор» используется Россией в русле ее стратегической политики решить основные проблемы в российско-турецких отношениях, придти к образованию российско-турецкого альянса, который стал бы базовым решением в политике окончательного вытеснения США из региона Кавказа и Черного моря. Намерения США усилить свое военное и политическое присутствие в Черном море весьма озаботило Россию и Турцию, которые поняли, что они не в состоянии сами по себе не допустить реализации этих планов США. Данные намерения США, привели к небывалому в истории объединению усилий России и Турции в регионе. Это обстоятельство, конечно же, сыграло важную роль в отказе США от осуществления своих намерений в Черном море, хотя, в целом, сворачивание этих целей объясняется, главным образом, ограничением планов США, что вызвано нежеланием отвлечь военные и политические ресурсы от решения приоритетных проблем.

В отношениях между Россией и Турцией имеются значительные проблемы политического значения, связанные, главным образом, с политикой Турции обеспечить сильное влияние во многих регионах России, проведение широкой подрывной работы, с целью вовлечения этих регионов и установление контроля над стратегически важными «точками». Россия не может с этим смириться, и она довольно решительно реагирует на эти системные попытки Турции. В среде наиболее информированных и интегрированных в государственные структуры, как России, так и Турции, сложилось мнение о невозможности создания альянса между этими государствами. Кроме того, несмотря на эпатажное поведение и попытки глобального шантажа Западного сообщества, Турция не может и весьма опасается перспективы сильного дистанцирования от Запада, так, как ее жизнедеятельность и безопасность зависят от НАТО, сотрудничества с США и ЕвроСоюзом, а также, с международными финансовыми организациями. Тем не менее, угроза для Армении заключается вовсе не только в создании российско-турецкого альянса, постоянного и долговременного характера, но даже и в результате определенных договоренностей между Турцией и Россией. Имеются сведения, что сразу после переговоров между Россией и Турцией по поводу новых событий и процессов в Черном море и Кавказе летом и осенью 2008 года, Турция выдвинула перед Россией ряд требований по поводу уступок от Армении, в части международного признания геноцида и по карабахской теме. В Москве поняли, насколько опасны столь форсированные отношения с Турцией и предпочла рассматривать эти инициативы Турции в более «растянутом» режиме. Однако, нужно иметь в виду, что возможные кардинальные изменения в российско-турецких отношениях уже находятся на рассмотрении в Москве и Анкаре. При этом, в Москве надеяться на развитие отношений с Турцией в рамках развития приоритетных отношений России с государствами Европы, что означает ничто иное, как использование «турецкого фактора» в альянсе с европейцами в глобальной конкурентной игре с американцами. Нынешняя Россия не обладает ни экономическими, ни политическими ресурсами для проведения такой политики, так, как Турция сама стремиться к вполне самостоятельной политике в отношении всех мировых центров силы.

Между тем, наиболее опасными для Армении являются намерения России в отношении Азербайджана. Россия пытается реализовать некий катастрофический для Армении план сдачи жизненноважных территорий Низинного Карабаха, не решая вопроса политического статуса Карабаха, и сохраняя основные условия конфликта. При этом, Россия весьма умело спекулирует инициативами «большой тройки» – сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Как известно, США, Россия и Франция выдвинули совершенно демагогический проект урегулирования карабахской проблемы, где предполагается вывод армянских войск, возвращение исключительно азербайджанских беженцев, возвращение ситуации к 80-тым годам, когда Нагорный Карабах представлял собой изолированный, находящийся в высокой степени угроз анклава, без какого-либо решения вопроса независимого статуса. Нужно сказать, что США и Франция, проводящие курс блокирования и сдерживания Турции, совершенно не заинтересованы в столь катастрофическом ослаблении Армении и практическом нивелировании «армянского фактора». Кроме того, в результате осуществления этого проекта, Армения попадает в еще большую зависимость от России и, по существу, утрачивает суверенитет. Иное дело Россия, которая надеется не только на использование этого проекта в своих целях, но и введение в регион своих войск со статусом миротворцев. Это одна из целей России в Южном Кавказе, но армянское население хорошо помнит две карательных экспедиции российских войск и установление режима террора в отношении карабахских армян в 1990 – 1992 годах. Россия, являясь, по существу, союзником Армении, на протяжении многих лет поставляет Азербайджану различные виды вооружений и одобряет эти поставки со стороны Украины и Белоруссии. В настоящее время, имеется информация о намерениях России поставки Азербайджану Зенитно-ракетных комплексов С-300, что приведет к паритетным отношениям в ее политике в отношении Армении и Азербайджана, а со временем можно ожидать, что Азербайджан будет иметь приоритетное значение для России в регионе. До тех пор, пока проблемы в отношениях между США и Турцией не стали столь серьезными, США. Так или иначе, пытались относиться к Армении с учетом турецких интересов, хотя Армения всегда рассматривалась американцами, как политический «резерв», который может быть использован в будущем. Будущее наступило – США и Турция вошли в фазу конфронтации, и США не могут не понимать значимости Армении и «армянского фактора» в этот период. В какой-то мере, США и Россия поменялись местами в региональной геополитической конструкции, когда уже США рассматривают Армению, как «бастион», а Россия, как уступчивого «партнера» в решении вопросов развития российско-турецкого «альянса». Однако, слишком много слов, которые приходится брать в кавычки. Наряду с стремлению к сбалансированности в отношениях США и России в рамках Черноморско-Кавказского региона, возникает более сложная проблема и вполне реальная угроза, в связи с возрастанием внешнеполитических амбиций Турции. Если Турция воспримет нынешние тенденции опасными для себя и воспримет политику США и ЕС, по ее блокированию, как враждебную, она может воспользоваться возможностями для подачи сигналов Азербайджану о начале полномасштабных военных действий с Арменией. Этим самым, Турция продемонстрирует, что именно она решает, когда начинать войну и когда ее заканчивать, то есть, кто «хозяин» в регионе. Нужно отметить, что Азербайджан не может позволить себе принять решение о начале военных действий, без согласования с Турцией. Возникает вопрос, насколько США и Россия продолжают оставаться державами, способными сдерживать Турцию. Возникает вопрос, насколько Россия подразумевает такой сценарий и на какие уступки она готова пойти, чтобы ограничить экспансию Турции. Пока, политика России в отношении Турции способствует ее экономическому и политическому влиянию, ограничивает влияние США на нее, и тем самым приводит к усилению ее влияния. Насколько известно, игры России в отношении Турции не однократно в истории приводили к катастрофе для многих народов регионов. Но, Западное сообщество, также неоднократно сдерживало Россию в проведении ее политики в этих же регионах, используя, при этом, Турцию. Изменились ли политические условия до той степени, чтобы Западное сообщество и России пересмотрели бы свои игры в данных регионах. В самое последнее время, Великобритания продемонстрировала свою «классическую» политику, пытаясь дезорганизовать формирующуюся политику Европы в отношении Турции, преследуя ряд целей, как в Европе, так и на Ближнем Востоке, и главное в отношении России и Евразии.

Таким образом, в результате ослабления роли США в Черноморско-Кавказском регионе, Армения начинает подвергаться серьезным угрозам, в условиях сближения России с Турцией и Азербайджаном. Наряду с этим, угроза для Армении нарастает, также, в результате ослабления влияния США в отношении Турции, которая стремиться к самостоятельности от США. Так или иначе, США должны будут реагировать на политику Турции в регионах Ближнего Востока, Балкан, Черного моря, Кавказа и Центральной Азии. США обладают значительными потенциальными политическими ресурсами для блокирования региональных усилий Турции. Турцию ожидает скорый провал на Ближнем Востоке, и в Центральной Азии, но в других регионах государства не готовы к отражению Турецкой экспансии, в связи с чем, им нужна поддержка и взаимопонимание с США. Новая «Османская империя» потерпит фиаско в арабском мире, но и другим государствам данных различных регионов должны сформировать более осмысленную политику перед лицом воссоздания «османского» пространства. России, так и не удастся создать более-менее партнерские отношения с Турцией, но ее нынешняя политика может привести к большим проблемам и к реальным угрозам в регионе. Нужно сказать, что Иран, для которого, в последнее время, Турция предложила значительный сервис на международной арене, так и не ответил Турции должным образом, так, как понимает истинные цели и последствия турецкого политического сервиса. США и Россия достигли немалого во взаимоотношениях, и, преодолев стереотипы, обе державы могли бы предотвратить новые фазы конфронтации и придти к взаимопониманию по поводу неуемных амбиций ряда крупных государств в Азии.

Advertisements
This entry was posted in Igor Muradyan, POLITICS. Bookmark the permalink.

One Response to ПОЛИТИКА РОССИИ В ЧЕРНОМОРСКО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ АРМЕНИИ

  1. Pingback: RUSSIAN POLICY IN THE BLACK SEA/CAUCASUS REGION AND ARMENIAN SECURITY | PFA Blog

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s